Никита Каменюка: «Очень рад, что в моей карьере присутствует опыт игры за сборную Украины»

Никита Каменюка / getty images

Капитан луганской «Зари» Никита Каменюка в эксклюзивном интервью ISPORT рассказал про бесценный опыт игр в Лиге Европы, дебют в сборной Украины, самый запоминающийся поединок и многое другое. 

— Никита, приветствую! Как проходит ваш карантин? Не надоело сидеть дома, не тянет на футбольное поле? 

— Я испытываю настоящее удовольствие от общения с семьей. Конечно, хочется тренироваться, увидеть ребят, тренерский штаб. Тяжело, но я арендую дом с большим двором, так что могу выйти на улицу. Утром просыпаемся, примерно в восемь часов, завтракаем, делаем домашнее задание со старшим сыном, обедаем и выходим тренироваться всей семьей. В PlayStation не играю, не любитель таких игр. Но часто играет мой сын. 

— В интервью с Джоэлем Абу Ханной, он признавался, что поддерживает связь с остальными партнерами только тогда, когда выходит на пробежку. Как вы, общаетесь с партнерами? 

— Часто общаюсь с ребятами. В основном, в WhatsApp. Сейчас начали тренироваться онлайн, практикуем статические упражнения. Для меня это в диковинку. Про существование Skype уже все давным-давно забыли, но появилась возможность реанимировать его. 

— В связи с пандемией чемпионат приостановили. Это плюс для команды, или минус? 

— Конечно, минус, но не только для команды, а и для всего мира. Возможно, это заставит нас задуматься о том, почему это все произошло. Ну что поделать, будем чаще мыть руки, будем ближе к семье. 

— Начнем с далекого 2007 года. Тогда вы в качестве молодого и перспективного футболиста перебрались в «Ильичевец». Был конфликт с руководством «Зари»? 

— Тогда для меня это был конфликт, так как я в первый раз столкнулся с подобным моментом. Было некое недопонимание. У тренера Александра Косевича было одно видение по поводу той ситуации, которая случилась. У меня, в свою очередь, было другое. Наши мнения не сошлись, но это пошло на пользу и мне, и «Заре» того времени. 

Очень рад, что судьба свела меня с Семеном Иосифовичем Альтманом. В «Ильичевце» я получил игровой опыт, окреп, и вернулся сильнее, чем уходил. 

— Почему решили вернуться обратно? 

— Мне позвонил Анатолий Иванович Волобуев. Сказал, что есть вариант вернуться обратно в родной клуб. Я даже не раздумывал и сразу согласился. Процесс был запущен, клубы между собой договорились о переходе. Оставалось только подписать контракт и вернуться в Луганск. 

— В январе 2009 года не стало президента клуба Валерия Букаева. Проект «Заря» мог прекратить существование. Были ли задолженности перед игроками, и какая атмосфера была в коллективе? 

— Были задолженности, да и в коллективе сложилась такая ситуация, что мы собирались не выходить на игру. Но до такого не дошло. Мы вышли и играли. Главной целью было – взбудоражить общественность. Мы переживали, что была задолженность. Выходили на поле, тренировались, а зарплату не получали. У опытных футболистов были семьи, которые нужно было прокормить. 

Тогда не многие помнили, что есть такая команда, как «Заря», и не хотелось бы ее терять. Постепенно Марина Букаева, супруга президента клуба, объявила, что прекращает спонсирование. Все были просто шокированы. Возможно, этим заявлением она встряхнула всю элиту, которая на тот момент была в Луганске. Мы все благодарны фанатам, которые тогда пришли под Луганскую государственную администрацию, провели диалог, в ходе которого попросили оставить команду. 

Повезло, что в команду пришел Евгений Борисович Геллер. У него были планы изменить вектор клубного развития. Сделать из команды, которая борется за выживание, ту, которая начнет проявлять себя на евроарене. И мы этого добились. 

В 2014 году он не бросил «Зарю», и дальше продолжал спонсировать, несмотря на сложный период. Мы не канули в лету, как это сделал «Кривбасс», «Металлист», «Днепр», «Арсенал» и другие команды. Геллер понимает, что клуб с такой богатой историей важен Украине, Луганску и фанатам. 

— Для фанатов вы и Илья Галюза были главными персонами клуба. Однако после возвращения Ильи, у него не заладилось с Вернидубом, или были друге факторы, повлиявшие на его уход? 

— Этот вопрос лучше задать ему самому или Юрию Вернидубу. Как по мне, Илья делал все возможное, чтобы помочь клубу решать задачи. Возможно, это была такая же ситуация как у меня с Косевичем. Но всей правды я не знаю. 

— Не могу не затронуть самую неприятную тему – переезд из Луганска. Насколько сложно было обжиться и играть в другом городе? 

— На тот момент я не думал над тем, чтобы привыкнуть к городу или стадиону. У нас есть свой город, свой стадион, так что привыкать не хочется. Я в этом городе гость. Дело даже не в фанатах. Я всю жизнь прожил в Луганске, выезжая лишь в Мариуполь на год. Уже прошло шесть лет, как я нахожусь вне Луганска. Иногда удается поехать туда, но не на долго. Езжу несколько раз в год. Там бабушка, друзья и другие родные для меня люди. В Запорожье, очень даже неплохо, но мое внутреннее состояние описать сложно. 

— Первый опыт в Еврокубках. Сумасшедшее начало ответного матча с «Мольде» (2014 год), ваш гол на первых минутах, два отбитых пенальти Никитой Шевченко. Расскажите про те эмоции. 

— Мои мысли не находились на футбольном поле. Они все были о Луганске, о том, что там происходит. Я выходил на поле, зная, что в Луганске находятся мои родные, с которыми нет связи. Лично для меня результат игры не ставился на первый план в тот момент. Было приятно сыграть в еврокубках против серьезных клубов, таких как Мольде и Лячи, приятно забить гол. Но, повторюсь, было сложно думать о победах. Радость звонка и голос родного человека выходили на первый план. 

— Один из самых запоминающихся матчей – против «Манчестер Юнайтед». Кого из того состава можно было выделить больше всех? 

— Мне было очень интересно сыграть против Руни. Как только он вышел на замену в первой игре и сделал первое касание, было видно, что он – мастер своего дела. Мата понравился, Погба и все остальные. Они действительно ТОП футболисты. Рэшфорд, который только начинал играть на высоком уровне. У него, к слову, была голевая серия. Но для меня выделялся в первую очередь Уэйн Руни. 

— Ибрагимович действительно такой грозный, как его описываю бывшие партнеры? 

— Он здоровяк, скала. Видно было, что он хотел выиграть каждый мяч. Он был заряжен, и этим заряжал своих партнеров. Хороший футболист. 

— Не общались с ним после матча? 

— Нет. К сожалению, я не знаю английский язык в совершенстве (улыбается). 

— Этот период – один из лучших в вашей карьере. Вы были капитаном и лидером команды. Были предложения о трансфере в другой клуб? 

— Лично на меня тогда никто не выходил, никто переговоры со мной не вел. Может быть у руководства клуба были предложения, но я думаю, что вряд ли. 

— Называли киевское «Динамо»… 

— Об этом я не слышал. Не думаю, что это правда. 

— В чем секрет той команды Юрия Вернидуба? 

— Прежде всего мы были «мужиками». Юрий Николаевич поддерживал нас в непростой период. Это то время, когда была некая неопределенность в завтрашнем дне. Все постоянно чего-то ждали. 

Мы переехали в другой город. Это не один футболист, а целая команда. Каждому нужно было найти квартиры. Не только футболистам, а и остальным работникам клуба. Николаевич всячески помогал нам. Отмечу еще Юрия Григорьевича Коваля, который также не оставил команду. Тогда весь тренерский штаб был единым целым. Ну и конечно Сергей Рафаилов и Евгений Геллер. Они помогали не только словесно, но и делали все, что от них зависело. 

А на футбольном поле у нас «горели глаза». Мы попали в еврокубки, и главной целью было показать всем, что мы чего-то достойны. 

— Дебют за сборную Украины в матче против Кипра. Что ощущали? Сбылась мечта? 

— Я почувствовал, что такое тренироваться с лучшими украинскими футболистами. Когда пишут, что в сборную вызывают «левых» игроков, то это не так. На тот момент у нас был очень сильный коллектив, который сумел пробиться в финальную часть Евро-2016. Никого просто так не вызывают в сборную страны. У всех должны быть определенные достижения. 

Очень рад, что в моей карьере присутствует опыт игры за сборную Украины. Я тренируюсь шесть дней в неделю, чтобы на седьмой сыграть. Даже не попадая в основной состав я радовался за тех ребят, которые играли и добывали победы. Когда играешь с лучшими – становишься лучшим. Жалею только о том, что не сумел пробиться в сборную, когда мне было 25 лет. В «Заре» не было тогда команды с подбором высококвалифицированных игроков. 

— Кто в той сборной был на лидерских позициях? 

— Андрей Ярмоленко, Евгений Коноплянка. Это чувствовалось. Отмечу также Руслана Ротаня, Александра Кучера и Андрея Пятова. 

— В конце 2016 года вы получили серьезную травму. После неё Вернидуб стал реже выпускать вас на поле. В чем причина? 

— Мне было тяжело. Первую игру я сыграл через пять с половиной месяцев спустя серьезной операции. Реабилитация прошла нормально, и я был доволен своей формой. Прошел сборы с командой, сыграл первую игру, а мне говорят, что нужно подождать. Затем снова и снова. Я просил разрешить играть за дубль, но у тренеров было свое видение ситуации. Когда прошел этот период, я выпал из обоймы. 

Пришли другие футболисты, начали играть, на них сделали ставку. Это видение тренеров, которое я не стану осуждать. Виноват прежде всего я. Но, к сожалению, я не ощущал поддержки. Все говорили, что я плохо бегал, не был быстрым, потерял в концентрации. В общем, указывали на ошибки. Но никто не сказал, что нужно делать, и как ошибки исправлять. Когда тебя не поддерживают в такой ситуации, ты начинаешь понимать, что возможно так и есть. 

Я сыграл через пять с половиной месяцев, а следующий раз вышел через год. Мне дали тогда возможность, но мы проиграли в Кубке Украины. Когда травмировался игрок, я вышел на замену, возможно не подготовленным морально. Не справился с психологической нагрузкой, гол забили из-под меня. Понимал, что упустил момент доверия тренера, подвел его. 

Я думал, что если дальше не буду играть, то закончу в 32 года. Мне этого не хотелось. Хотел доказать самому себе в первую очередь, что еще могу выступать на уровне, обладаю скоростью, умею отбирать и бороться за мяч. 

— После была аренда в «Верес». Вы рассматривали это как опыт, или шанс продолжить карьеру в другом клубе? 

— Благодарен Юрию Николаевичу Вернидубу, который отпустил меня в аренду в «Верес». Ровенский клуб предлагал мне контракт, но я не хотел уходить на полноценной основе. Предложил им перебраться в аренду на полгода. Они согласились, за что я им благодарен. На тот момент клубу было тяжело, но у него отличные болельщики, которые несмотря на то, что «Верес» выступал в другом городе, приезжали на каждый матч. Рад, что в моей жизни был «Верес». Даже сейчас клуб пытается выйти со Второй Лиги и развивается. 

— Юрий Николаевич Вернидуб принял решение покинуть «Зарю» летом 2019 года. Поговаривают, что у него неоднократно были конфликты с Сергеем Рафаиловым. 

— С точки зрения результата, последние два сезоне при Вернидубе были провальными, но не с точки зрения игры. Команду каждый год пополняло большое количество игроков, и столько же уходило. Когда приходит большая группа молодых людей, тяжело с первых туров организовать игру. Для Вернидуба в частности было сложно добиваться нужного результата из-за данных факторов. 

Мы существуем в основном благодаря тому, что продаем футболистов и проходим в еврокубки. Возможно, была конфликтная ситуация между руководителем и тренером. Но они профессионалы своего дела. Они подняли «Зарю» с низов, пройдя вместе тернистый путь. Когда пришел в команду Евгений Борисович Геллер, он поставил цель – выход в еврокубки. И мы вместе добились результата. Да и сейчас на ведущих ролях в клубе именно те футболисты, которые пришли при Вернидубе. 

— Как игроки, и вы в частности, восприняли приход в клуб Виктора Скрипника? 

— Когда новый человек приходит в клуб, у меня лично было чувство ожидания. Я каждый день ждал, чтобы прийти, поздороваться, услышать какие-то напутствия. Да и у всех ребят был волнительный период ожидания. Задавались вопросом: «А что будет дальше?». 

Честно говоря, я уже забыл, что такое ждать встречи с новым тренером. Это раньше в клубе менялись тренера каждые полгода, а игроки не успевали даже понять их требования и специфику тренировок. А тут впервые за такой период времени мы остались без тренера. 

— С первых тренировок было видно, что Скрипник хочет получить от вас? 

— С первых слов он донес до нас то, каким видит план развития команды. Определенных целей он не ставил. Сказал лишь, что хочет, чтобы мы становились лучше с каждым днем и каждой тренировкой. «Я вас хочу чему-то научить. Если вы хотите этого, пройдемте», – говорил он. 

— Сейчас команда идет на втором месте в таблице, а это означает квалификационный раунд Лиги чемпионов. «Заря» готова к такому испытанию? 

— Не люблю загадывать наперед. Как будет, так и будет. Если мы заслуживаем пройти, то мы пройдем. 

— Вам 34, но судя по тем играм, которые вы сыграли за последнее время, вы полны сил и энергии. Завершение карьеры уже близко или еще далеко за горизонтом? 

— Очень близко, я думаю. Мне нравится быть футболистом, находиться в большом коллективе, получать драйв и азарт. Мне нравится и та роль, которая сейчас у меня есть. Я хоть и мало играю, но я кайфую от тренировок с молодыми пацанами. 

Я не тренер, но уже смотрю, как парни с каждым днем прогрессируют, и я вместе с ними. Я всегда придерживался мысли, что прогрессировать можно и в 31, и в 32 года, и с приходом Скрипника я понял, что это действительно так. На некоторые моменты я начал смотреть по-другому. 

— Кем видите себя после завершения карьеры? 

— Я хочу быть важным и нужным для своей команды. Хочу тренировать и оставаться на виду. Это решение я приму с семьей и руководством клуба. Если летом контракт закончится, и я решу «повесить бутсы на гвоздь», я подумаю над этим. Но сто процентов я хочу остаться в футболе. Не представляю, как можно закончить карьеру, и просто так уйти. 

— Так как вы в «Заре» «сторожила», расскажите, были ли неадекватные футболисты в клубе, или, возможно, таковые приезжали на просмотр? 

— Юрий Николаевич говорил, что Бонавентуре был странным парнем. Да, он был на своей волне, также, как и Боли. Но для меня самым странным был Франк Мадоу. Человек пришел в клуб и вел себя так, как будто он звезда мирового масштаба. Возможно, он ждал, что выйдет на презентацию на стадион, при 70 тысячной армии болельщиков. Он считал, что главный в команде, и каждый должен под него подстраиваться. Это было дико. Но все мы со странностями. 

— Самый памятный матч в футболке луганской «Зари»? 

— Мой дебютный поединок за клуб против «Нефтяника» из Ахтырки. Тогда я вышел на замену во втором тайме, а на 47 минуте получил желтую карточку. 

Источник:

Богдан Бондаренко, ISPORT.ua
Обсудить эту новость вы можете на гостевой нашего сайта