«Летом вышли на первое место. Всех грандов выносили. И нас решили притормозить. В Бразилию отправили». Тренер, сделавший «Зарю» чемпионом СССР Герман Зонин, о легендарном сезоне-1972

Легендарный тренер вспомнил чемпионский сезон луганской «Зари», а также рассказал как отправил Заварова в киевское «Динамо», какую зарплату хотел Бышовец, чтобы играть за «Зарю» и что посоветовал Лобановскому.

9 сентября легендарному Герману Зонину исполнилось 95! Несмотря на столь почтенный возраст и проблемы со здоровьем (удивительно, если бы их не было), Герман Семенович бодр духом, следит за всеми футбольными событиями, часами готов говорить об игре, которой посвятил всю жизнь. Он – единственный из ныне здравствующих тренеров, приводивших украинские команды к победе в чемпионатах СССР. Успех луганской «Зари» в незапамятном 1972-м до сих пор вызывает споры.

«Сабо на 30 секунд опоздал, автобус уехал без него…»

– Герман Семенович, примите наши поздравления! Как встретили легкий юбилей?

– Огромное спасибо! К сожалению, за несколько дней до юбилея неудачно упал на оперированный многократно тазобедренный сустав. День рождения отпраздновал в больничной палате. Вроде бы ничего страшного, только нога болит… Приятно было получить поздравления из Украины. Всегда заглядываю в таблицу чемпионата, как там моя «Заря». Смотрю трансляции матчей луганчан в еврокубках. Клубу сейчас непросто, но команду обязательно нужно сохранить! Это же история!

– Вам не обидно, что победу в чемпионате СССР-1972 кто-то ставит под сомнение? Вроде бы почву для этих слухов много лет назад создал многолетний всесоюзный бугор Вячеслав Колосков, обвинив «Зарю» в странных играх?

– Когда мы встретились, я Вячеславу Ивановичу прямо сказал: «Откуда ты знаешь, что в «Заре» происходило? Ты работал в хоккейной команде «Крылья Советов», собирал материал для своей диссертации. Вообще не слышал ни про Луганск, ни про тренера Зонина, а теперь чушь несешь!». Всех луганчан обидел, простых работяг, шахтеров.

– Но вы не станете отрицать, что первый секретарь Луганского обкома партии Владимир Шевченко создал команде «особый режим»?

– Я вас умоляю! Луганск, тогда Ворошиловград – областной центр, куда нам было тягаться со столицами союзных республик. Да, Шевченко создал людям условия. Раньше футболисты жили в деревянных домишках, мне приходилось уголь находить, чтобы печь было чем растопить. А как паводок, все затапливало, на лодках плавали. Шевченко Луганск облагородил, строительство такое началось, новые кварталы один за одним вырастали. Ребятам были выделены квартиры. Правда, не сразу.

– Без вашего вмешательства не обошлось?

– Верно мыслите! В 1970-м мы заняли 5-е место. Собрались в Облсовпрофе подарили по фотоаппарату «Зенит», японскому спортивному костюму и модные часы. Звоню Шевченко: «Как же так, Владимир Васильевич, столько лет мечтали, что «Заря» поднимется?». После этого зашевелились.

– Как комплектовалась «Заря»?

– Отдельная история. В обкоме Шевченко создал отдел и посадил туда специального человека, Бондаренко, кажется, его фамилия. Он обложил себя справочниками, начал искать игроков.

– Типа, современного скаута?

– Возможно. Приводит мне цыгана. Его родня по тюрьмам сидела. Цирк настоящий, шагающий экскаватор, тихоход. На сборы мы приехали, так он слушал судебные дела… В конце 1970-х в Ростове его встретил, и где бы вы думали?

– В торговле?

– Правильно. Директор продовольственного магазина.

– Красавец!

– Я сказал, не надо никого мне присылать. У нас на Луганщине есть классные футболисты. При мне же интернат открыли, который столько талантов воспитали. Журавлев, Заваров, Онопко, Юран…

– А еще при вас в «Заре» появились Михаил Фоменко и Йожеф Сабо. Только чемпионами им стать не довелось…

– Пригласил Мишу Фоменко из Сум, и сразу поставил центральным защитником. Он добрый, дисциплинированный человек, работал очень много. Думаю, не хотел Фоменко в Киев уезжать. От меня в приказном порядке потребовали. Жену его привезли и дали квартиру в столице Украины. Мишка потом заканчивал ВШТ в Москве, я же его выпускал, пятерку поставил.

– Йожеф Йожефович?

– Сабо – очень сложный человек, почти ни с кем не контактировал. С журналистом знакомым в карты играл. Он возомнил себя пупом земли, начал диктовать. Однажды наш капитан Саша Журавлев прогнал его с поля. Но в игре, на тренировках Йожеф отдавался на все сто! Я не обращал внимания на какие-то его моменты. Он – профессионал. Однажды на 30 секунд опоздал, мы уехали на тренировку, так Йожеф поймал такси, раньше нас успел, переодевается и говорит: «Вы правильно поступили, Герман Семенович, что уехали без меня». Я с ним находил общий язык, разговаривал. Ко мне же еще и Бышовец из Киева просился.

– Да вы что?!

– Попросил 500 рублей зарплату. Я ему говорю: «У меня Сабо и Журавлев столько получают». Он все о себе беспокоился. Потом только о команде. Прекрасный тренер, но деньги любит, поэтому и столько лет не работает. Потом я Владимира Онищенко из Киева пригласил. Тренер «Динамо» Александр Севидов сам предложил: «Возьми Онищенко», он мне уже надоел. Только намучаешься с ним, характер у парня не сахар».

– Ну там такой подбор игроков был…

– Правильно, а я создал прекрасный тандем Онищенко – Семенов. Они заиграли. Семен тоже из Киева, начинал в дубле. Очень сложный человек, у него турок отец. Подрались как-то со Шкляром, был у меня такой игрок, тот на Семена подал в суд. Пришлось разруливать. «Славка, ты прекрасный парень, – говорю. – Пойди извинись, нельзя до суда допускать». 

– Извинился?

– Пришлось. А Шкляра потом я выгнал из команды. Семенов много работал, после тренировки оставался, еще десять рывков делал. Онищенко у него в квартире поселился. Разругались они однажды вдрызг, пацаны. Начали спорить, кто должен выключать свет. А у меня была квартира в этом же подъезде. Семенов прибежал и говорит: «Выгоняю Онищенко, раз он так себя ведет, пусть живет, где хочет». Узнав, в чем дело я пообещал, что буду приходить каждый вечер и сам нажимать кнопку выключателя (смеется).

«Летом вышли на первое место. Всех грандов выносили. И нас решили притормозить. В Бразилию отправили»

– Задачу выиграть чемпионат ставили?

– Вы смеетесь?! Все спонтанно получилось. В 71-м проводили турне в нескольких странах. Приходят дипломаты и говорят: «Заря» заняла 4-е место, с вас приходиться. Даю ключ Журавлеву: «Сашка иди в мой номер, там виски, возьми сколько нужно». Принес одну. – «В глаза закапать?». Он отвечает: «Все, будем заканчивать с поддачей». Дали понять, что в следующем сезоне готовы побороться за что-то серьезное, но о чемпионстве даже не заикались.

– Не могу в очередной раз не спросить вас о материальных стимулах в «Заре»?

– Сначала игроки были приписаны к шахтам. Потом деньги привозил председатель исполкома. Раскладывали по конвертам, я приносил ребятам. Как я понимаю, деньги не все до нас доходили. Многие хотели нажиться на команде.

– А сами сколько получили за чемпионство?

– 1200 набежало, но я же работал с утра до ночи. Трехразовые тренировки ввел.

– Как складывалась чемпионская гонка?

– Севидов перед первым туром приехал, предложил вничью сыграть. «Вы же чемпионы, – отвечаю. – Раскатать нас должны». В итоге «Заря» обыграла Киев 3:0, а дальше поперло. Московское «Динамо» во Львове обыграли, они к полуфиналу Кубка Кубков готовились. Летом вышли на первое место, так ребята обалдели. Всех грандов выносили. И нас решили притормозить. В Бразилию отправили.

– На Кубок Независимости?

– Да, сделали сборной СССР, а меня старшим тренером. Я еще Женьку Ловчева из «Спартака» пригласил, грузина Асатиани, из Киева Бышовца. В первой игре Онищенко классный гол забил Уругваю, с левого фланга убежал. В Белу-Оризонти перелетели, играем с Аргентиной и Португалией. Два нелепых гола пропустили, и по 0:1 проиграли. Отдали по глупости игру португальцам. С центра поля Ткаченко пустил. Еще немец Ченчер, чистый пенальти не дал, передо мной извинялся после игры. Володя Малыгин Эйсебио держал и не дал забить. Меня журналисты обступили: «Кто такой? – спрашивают, – Откуда?». А Эйсебио откуда? Из Мозамбика, а Малыгин из Коммунарска, города не видно – один дым. А если он еще махорку закурит и дыхнет… Посмеялись. В финал бы вышли, на «Маракане» играли бы. 

– В Союзе в это время чемпионат продолжался?

– Именно! Нас и бросили, чтобы «убить». Вернулись и сразу доигровки пошли. Не дали передохнуть даже. С «Торпедо» московским играем. Накануне ребята не могли с постели встать. Я с трибуны матч смотрел, вместе с Валентином Гранаткиным (председатель Федерации футбола СССР, первый вице-президент ФИФА, – прим. А.П.). Защитник Кузнецов постоянно проигрывал на фланге, я спускаюсь к полю, чтобы подкорректировать. А меня милиция не пускает, за руки хватать начали. Тогда ору, что есть мочи: «Разменяйтесь с Абрамовым!».

– Помогло?

– 4:2 выиграли. Онищенко убежал с центра поля и Банникову забил. Думаю, именно после того матча ребята почувствовали: ничто и никто нас не сломает, выиграем чемпионат!

«С удовольствием бы возглавил киевское «Динамо», но уже дал слово в Ленинграде. Вы уж меня извините»

– Герман Семенович, в советском футболе едва ли не единственный случай, когда тренер чемпионов покидает свою команду. Как же так, неужели не хотелось стартовать осенью 1973-го в Кубке чемпионов?!

– Рассказываю. Летом приезжаем играть с «Зенитом». Какие-то люди попросили встретиться с первым секретарем Ленинградского горкома КПСС Борисом Ивановичем Аристов. Он жив до сих пор, хотя на год меня старше. «Пора возвращаться, – говорит. – Возглавите «Зенит», иначе выпишем из Ленинграда». Куда было деваться? Пообещал. Ближе к финишу первенства началось. Министр обороны Гречко звонил, домой приезжали, в ЦСКА звали. Щербицкий за мной Ошенкова присылал. Они не могли тренера подобрать.

– В «Динамо» же Севидов продолжал работать?

– Золото Киев в 1972-м не взял! Олег Ошенков – начальник отдела футбола при Спорткомитете Украины – мы с ним были очень хорошо знакомы, вместе играли в ленинградском «Динамо еще в конце 40-х-начале 50-х. Олег Александрович мне передал слова Щербицкого (С мая 1972-го Владимир Щербицкий – первый секретарь ЦК КП Украины, – прим. А.П): «Без Зонина в Киев не возвращайся!». Уговаривал долго.

– И где это происходило?

– В Днепропетровске, в гостинице. «Переговорам» предшествовал матч с «Днепром». Щербицкий с Шевченко были друзьями, потом разошлись. Оба – Владимиры Васильевичи, кстати. Первый секретарь меня вызывает: «Герман Семенович, вы знаете против кого мы играем?» – «Против «Днепра» – «Нет, против Щербицкого играем! Обыграйте их, я вас прошу!». 

– Обыграли?

– 2:1, Лобановский был тренером «Днепра». Шнейдерман, их капитан, ко мне подошел: «Что ж вы так, мы же свои, не могли что ли договориться?»… Мы сидели втроем в гостинице, я, Ошенков и Лобановский. Я сказал: «Передайте Владимиру Васильевичу, что я с удовольствием бы возглавил киевское «Динамо», но уже дал слово в Ленинграде. Вы уж меня извините… А «Динамо» должен возглавить Лобановский! Он прогрессирующий тренер, меня моложе на 13 лет. Он киевлянин…». Они не рискнули поменять Севидова после нашего разговора, но через год Лобановский пришел в «Динамо». Уже позже мы жили в одной гостинце на сборах. Валерий Васильевич со мной советовался, тренировки мои смотрел. «Валерий, нельзя так грубо обращаться с людьми», – говорю. – «Конечно, это вы с футболистами в парную ходите». – «И пивка могу выпить». – «А я должен соблюдать дистанцию». – «Поэтому тебя Пиночетом называют. Открой ты душу свою!». Он же внутри очень добрый был, и семья у него прекрасная – жена, дочка. В 90-е Валерий другим уже стал, более человечным.

– Уголовное дело завели после чемпионства «Зари»?

– Шевченко перешел дорогу Щербицкому. Все финансовые документы просматривали, ОБХСС в Луганске активно работал. Ничего не нашли, в противном случае – всех бы посадили. После чемпионского сезона Шевченко с должности сняли, отправили в Донецк работать. Мне же Щербицкий подарил именные часы с дарственной надписью: «За развитие футбола на Украине». В августе я знал, что ухожу в «Зенит». Так на меня в Луганске обиделись, из хроники чемпионской повырезали. Вернулся из Москвы из сборной, даже никто на вокзале не встретил, на трамвае с женой добирались. Хотя Шевченко уговаривал остаться.

– Потом-то вы признали, что совершили ошибку, хотя и выбора, как оказывается, не было?

– Признал, публично. Меня приглашали в Луганск на 30-летие чемпионства «Зари». В ДК Ильича выступал и сказал, что сделал огромную глупость, что бросил команду. Ребята сказали, что если вы уйдете, то и мы разбежимся. «Зарю» я подготовил не на один день. Всеволод Блинков принял команду, но после меня работать не смог.

«Незадолго до трагедии я разговаривал с парнем из Минска, борцом. Сижу в номере, смотрю новости и вижу его мертвым!»

– В 1972-м вы еще и на Олимпиаду в Мюнхен успели съездить.

– Я должен был ехать старшим тренером. У Пономарева рак обнаружили, в больнице бедняга лежал, но узнал, что меня назначают и сразу вышел. Я вторым отказывался работать. Сразу в ЦК дернули. Вынужден был лететь в Мюнхен.

– Могли выиграть олимпийский турнир?

– Могли, но взяли только бронзу Команда не готова была. В карты играли, на зарядку опаздывали. С Хурцилавой кросс лично бегал. Скажу честно: у руководителей задача была хорошо затариться. Сумками тащили. Тренеры меняли икру на тряпки. Я отказался… Мы проиграли полякам и не вышли финал. В первом тайме они за центр поля не переходили. Блохин забил с пенальти. Что после перерыва случилось? Дзодзуашвили на бедро поймал на бедро Любаньски. А минуты за три до конца Рудаков нелепый мяч пропустил, практически в руки ему летел. «У меня рука присохла, оторвать не мог», – так потом Женя объяснял… Бронзовые медали никого не обрадовали.

– Олимпийские игры-1972 вошли в историю, как большая трагедия…

– Все на моих глазах происходило. Террористы легко проникли на территорию олимпийской деревни, задобрив службы безопасности различными сувенирами. Спокойно прошли через площадь, вошли в номера к израильтянам, всех связали. Началась стрельба. Олимпиаду вообще закрыть хотели. Шли переговоры, террористам предоставили вертолет, должны были улететь в Египет с военно-воздушной базы. Там провели неудачный штурм. Ребята-спортсмены погибли. Незадолго до трагедии я разговаривал с парнем из Минска, борцом, он весной 1972-м репатриировался в Израиль. Все ему нравилось, шекелей много платили. Сижу в номере, смотрю новости и вижу его мертвым! Жуткая история! (Марку Славину исполнилось всего 18 лет, он был похоронен с почестями на кладбище в Тель-Авиве, – прим. А.П.). Нашу делегацию на военных автобусах в аэропорт провожали, а взлетали в сопровождении двух истребителей.

– Вы вспомнили Блохина. Олимпиада-72 стала для Олега Владимировича первым топ-турниром. 

– У нас с Олегом были очень хорошие отношение. Я его правой ногой бить учил, он вообще не умел. Думаю, Блохин себя не полностью реализовал. Особенно в сборной, там тренеры постоянно менялись. В 1976-м в «Динамо» конфликт случился, Базилевич ушел, а Киев играл с «Зенитом» через два дня после моего 50-летия.

Дождь шел, Блоха забил, справа в штрафную вошел, мяч о штангу чиркнул и в ворота (на самом деле, Блохин забил «Зениту» в 1977-м, – прим. А.П.). 1:1 сыграли. Олег подошел: «Герман Семенович, простите, испортил вам юбилей. Еще раз сто так пробью, в ворота не попаду». Зашел к ним в раздевалку: «Хватит вам дурака валять. Вы – лучшая команда в Европе! Кому мстите, себе только хуже делаете».

– Вы же еще и Заварова в Ростове воспитывали?

– Говорю Лобановскому: «Возьми его немедленно, пока не спился». Был случай, забрались они с Игорем Гамулой в номер пьяные на второй этаж по деревьям. Я их поджидаю. Гамула смеется: «Зонин-то десятый сон видит». Включаю свет: «А Зонин и не спит…». На утро Гамулу обрил и в часть отправил. Заварову сказал, что твои кудри рядом упадут. Мог и поддать ему. Твой отец разрешил мне тебя воспитывать, человеком сделать. Саша – молодец, большим игроком стал, в «Ювентусе» поиграл!

Источник:

Fanday
Обсудить эту новость вы можете на гостевой нашего сайта